zeftera.ru.

Не следует лгать детям

538ef35b

ребёнок Основное различие детской психики от совершеннолетней совсем не в том, что дети глупее. Другой малыш намного разумнее нас с вами, однако одно бесспорно: дети молоды и сначала их довольно легко одурачить.

Насколько часто мы оказываемся перед этим искусом: презентовать малышу прекрасную ложь, на вопрос, данный неожиданно — ответить первым, что «на разум забежало». Это легче, чем стоимостью своего удобства пускаться в короткие, трудные и далеко не всегда хорошие разъяснения! Если вы не считаете, что неправда, которой вы дали жизнь, остается обдуманной в воздухе, то почему и не врать? Однако не все настолько просто.

Нечистота, как выход из инцидента

Как трудно иногда держать противоборство с крохой! Проиграть по некоторым основаниям нельзя, однако лицезреть плач и слушать рыдание – также не самое хорошее времяпрепровождение. Часто встречающаяся картина, в которой опекуны прибегают к лукавству, это момент отказа малышу в нужном. Оборвавшееся с детских губ «хочу» не раз вынуждало дернуть в супермаркете любую мать. В любой семье собственная философия посещения малых отделов, однако опекун всегда знает: дело совсем не в домашнем расчете. Всего приобрести нельзя, и самая лучшая куколка всегда остается на витрине – зияющая и недостижимая. Вы без проблем узнаете наиболее известные методы материнского реагирования в «обстановки внезапного «хочу».

Переход интереса

Внимание совершенно небольших детей весьма нестабильно, а стремления – изменчивы, как северное сияние. Даже если ребенок незначительно говорит, вы всегда имеете вероятность оторвать его любым оптимальным методом. Но, ваши попытки перевести внимание «разошедшегося» чада после установленного возраста (2-2.5 года) делаются родственны игнорированию и неуважению к его личности. Непринципиально, говорите ли вы: «А ка-а-а-акой у нас дома пирог аппетитный!» либо: «Гляди – проходит дядя, похожий на шута!», вы показываете одно: малышу не удалось донести до вас то, что он так значительно старался до вас донести. Он ощущает, что вы отмахиваетесь от него, как от мухи. Определенные опекуны имеют зависимость одновременно получать из обстановки «воспитательскую пользу». К примеру, сообщить: «Хочешь такую белочку? И впрочем, какая миловидная! Весьма похожа на кролика, которого ты закинул под диван и не добывал 6 месяцев». Такой прием (манипуляция ощущением вины) – бесспорно несправедливый, и, как любой запретный прием, штрафуется. В этом случае – мучается детское к вам доверие.

Карикатурные резоны, которые призваны расстроить младенца

Данный метод дружить с детьми больше присущ их повитухам и дедушкам. Кто не знал что-то вроде: «Если мы возьмем данную дорогостоящую игрушку, то загнемся с кризису» либо «Не ори, — зубы изо рта разгонятся» либо «Биться невозможно! Ты лопаткой отцу голову проломишь» либо «Пустышки больше нет — ее употребили в пищу волки» либо «Не барабань в стену – она свалится тебе на рот» либо, в конце концов: «Станешь слабо себя вести – отзываю тебя цыганам»?

До установленного возраста данный прием довольно результативен. Он хотя и оставляет у младенца неощутимое чувство обманутости, однако — удивляет так, что озорничать в обозримые 10 секунд не хочется. Основной минус – такие поразительные утверждения совсем не прививают малышу никаких способностей адаптации к миру, не обучат его себя вести немного не менее сознательно, а — только предназначаются в критичный момент чем-нибудь вроде словесного кляпа.

Удешевление

Очень многие опекуны откликаются на внезапное «хочу» подобным методом: «Для чего тебе данная бесполезная вещь? Совсем она не прекрасная, твои – намного лучше». Метод плох тем, что вы действительно обесцениваете не игрушку, а ощущения малыша. Ему представляется (и оправданно), что данная вещь – великолепна, а вы акцентировано не принимаете это в расчет, запутывая чадо.

Открытая неправда

К примеру: «Куколка проживает в супермаркете. Ее можно проведывать, однако утаскивать домой невозможно». Даже избегая «моральный момент», можно сообщить, что такая неправда, как любая другая – нехороша собственной непрактичностью. Она действует лишь до того времени, пока вы можете сохранять когда-нибудь сделанную иллюзию, отгораживая дитя от истины. В какой-нибудь момент малыш заметит куколку приобретенной иным ребенком либо – каким-то другим методом попадет в сущность товарно-денежных отношений. И за изобретение опять-таки заплатит вам собственным сомнением.

Все такое положение вещей можно пояснить синхронно. Ваш малыш имеет право на свой выбор, пускай даже — выполненный на чувствительной базе. Если вы никоим образом не можете «достать» желаемое сокровище, откровенно растолкуйте, отчего, стараясь как можно мощнее чувственно приблизиться к карапузу. Не забывайте младенца ни напрямую, ни непрямо, отнеситесь с почтением к его ощущениям. Как раз принимая серьезно его стремления, вы изучайте чадо принимать серьезно ваш отказ и ваши разъяснения, так как они более вески. В случае если малышу удалось переспорить вас – вам ничего не остается, как приобрести ему вожделенную игрушку!

Ты за ярко-красных либо за белых?

Разумеется, счастливый малыш должен увеличиваться в ситуации повальной любви, дружбы и взаимопонимания. Само собой разумеется, мать с отцом всегда должны быть солидарны в любом вопросе. И нет абсолютно никаких колебаний в том, что отец любит собственную тещу, а мать и 2-я бабуля – самые лучшие подружки. Если всё это далеко не совершенно так?

Каждая семья испытывает кризисы отношений. И все отношения между обожающими людьми небезоблачны. И – в любой семье есть собственные хронически слабые точки, собственные тайны, собственные «костяки в шкафу». Важно, в какой мере малыш сопричастен к черным граням жизни дома. Принципиально и то, когда, и каким методом проводится образование. Тут, как и повсюду, нужно сохранять узкий баланс. Одна крайность: разумно «выключить» малыша от всех домашних неприятностей. Иная: «направить» на его голову все в деталях, да еще — ожидать осмысленного участия. В 1-м случае вы лишаете младенца возможности некоторым образом подойти к действительности. Он имеет в управлении действительность искаженную и ощущает, в зависимости от нее. (Помимо этого, как ни крути, ежедневно форсирует его к неприятному изобретению, взять которое он не готов.) В третьем случае вы расшатываете конструкцию домашних ролей: выжидая от младенца участия «на равных» в домашней неприятности, вы лишаете его земли под ногами. Небольшие дети не должны проявлять помощь опекунам, сохранять и успокаивать их. Все может быть точно напротив.

***

Если вы, поругавшись с супругом, 3 дня с ним не говорите, неужели благоразумно на вопрос малыша сообщать ему, что у вас болит голова? Ребенок примет решение, что обожающие люди, со ссылкой на боль, могут легко переступать друг дружку всеми днями днями. Если у вас не выходит организовать контакт со свекровью, неужели верно заверять чадо, что бабуля – дорогой человек и вы в нее влюблены без памяти? В 1-м случае намного лучше сообщить: «Да, мы перегрызлись с отцом, и я весьма расстроена», а в третьем: «Да, мы с бабулей чересчур различные, чтобы осознавать друг дружку. Для нас обоих будет лучше, если мы будем показываться как можно намного реже». Никакого криминала в таких словах нет. Малыш еще не раз в жизни столкнется с тем, что возлюбленные бранятся, и что определенные люди вообще несовместимы между собой. Намного хуже, если дитя повышается в ситуации лицемерия.

«Основной вопрос»

Пока ребенок, сидя на паркете, пылко собирает квадраты Никитина, каждая мать чувствует себя идущей в ногу со временем. Само собой разумеется, — думает она, — ей и в голову не прибудет, отзываясь на вопрос «об этом» вспомнить об аисте, супермаркете либо капусте! И, разумеется, она никогда в жизни не отзовется как-то вроде «Невелик еще» либо «Как тебе не совестно!» Однако как она все же отзовется?

Вопрос «Откуда берутся дети?», в большинстве случаев, появляется несколько прежде, чем вопрос «Как они туда попадают?». И невзирая на то, что не так давно из культурного двадцатого столетия мы вошли в не менее интеллигентный век 21-й, для многих опекунов диалог действительно возможно окажется внезапным. И в случае если на вопрос №1 еще с грехом пополам получается ответить неясно, то на вопрос №2 – никоим образом.

***

Есть группа матерей, которые, в попытке уйти от темы, способны направиться довольно далеко: они согласны предоставлять малышу совершенно неестественные «половые догадки», лишь бы только только не рассуждать истины. Так, малыш может услышать, что детей «приобретают в особом магазине» либо — «рождают из пупка». Не так давно я своими ушами знала разговор ребячливой матери с не по годам совершеннолетней дочкой. Шестилетняя девушка спросила, «отчего у девушек появляются на свет дети», и мать сказала: «После свадьбы». Пренебрегая явную логичность маминой реакции, девушка направилась напрямую к сущности дела. Она заявила: «Мать. Однако так как свадьба – это правило!».

Неверно размышлять, что в «главном бою» вам помогут пчелы, трутни, тычинки и пестики. Если вы – не биолог, это, наоборот, только больше запутает и вас и малыша. Довольно того, что, назло стандарту, пестик цветка – это женский половой орган, а тычинка – именно мужской. Что до пчел – с ними до сих пор труднее. Если вы ожидаете нового младенца, у вас есть прекрасная вероятность убедительно втолковать чадо. Не надо ассоциировать себя с кенгуру: малыш непорочно уверится в том, что люди – сумчатые, и когда-нибудь будет требовать, чтобы вы запихнули горластую сестренку либо братца назад в карман. Будет намного лучше, если вы просто дадите первенцу выслушать, как старший ребенок толкается и доступно поведаете что-то о внутриутробном формировании.

***

В то же время, первый диалог «об этом» вас ни к чему не заставляет. Едва ли тематика будет поднята прежде, чем малышу ударит 3-4 года, а в данном возрасте достаточно общего решения, вроде традиционного «Из животика у матери». Чтобы приготовиться к не менее детальной лекции, вы имеете общее право получить тайм-аут.

Основной принцип ведения подобных разговоров – отвечать на однозвучном малышу уровне, давая точно столько информации, сколько он может в настоящее время усвоить. Не следует повествовать 2-летнему ни про сперматогенез, ни про овуляцию – это лишь еще один неплохой вариант хитрого ухода от беседы. Также – достаточно несуразно рассуждать четырехлетке, что детей «дает Господь»: даже если вы основательно благочестивы, стоит учесть, что ребенок имел в виду совершенно другое. Принципиально всегда бросать карапуза с ощущением, что он осознал ваши разъяснения. 2-ое обязательное требование: разъяснения эти должны быть честными. Тогда свежие данные, которые малыш спросит у вас позднее, всегда, будто кукла, поместят в себя старые, не вызывая противоречий. Если после любой «просветительной беседы» вопросы на время скрываются – означает, вы прекрасно справляетесь с целью. Если ребенок продолжает в различных ракурсах преувеличивать тематику, означает – вы его недооценили: он изучил представленную его разуму еду и вновь желает познаний.

Если вы никогда в жизни не мешали натуральному любопытству, и никогда не взорвали детское доверие, отстранившись от правды, то вопросы будут разумно следовать один из иного. И приблизительно через год-полтора ребенок спросит у вас, как дети «попадают к материал в животик». Детская сексуальная хрестоматия отлично сможет помочь вам рассмотреть «технологические» нюансы жизненноважной операции. Надо только обозначить, что пяти-шестилетний естествоиспытатель, задающийся таким вопросом, вполне готов услышать что-то не только лишь о физической недалекости мужчины и девушки, но также и — в первый раз побеседовать с вами о том, что такое любовь.

Откуда и куда

«Мать, а в зимнюю пору наша фиалка высохнет?» — «Да, однако осенью расцветет новая». – «А данной, что — конец?» — «Всему жизненному наступает конец». – «Я не хочу, чтобы мне пришел конец». – «Ты никогда в жизни не загнешься, ты станешь жить постоянно».

Непридуманный разговор

Специалисты по психологии достаточно давно заинтересовались вопросом: с какого возраста детей начинает занимать неприятность жизни и гибели. Многие солидные изучения продемонстрировали, что несчастный фрейдистский вопрос «Откуда?» тревожит малыша намного меньше, чем вопрос «Куда?», и в первый раз это происходит намного раньше, чем общеизвестно. 3-х летние дети вполне основательно вопрошают родимых: «Когда люди погибают?», «Что делается с людьми после гибели?», «А ты, мама, загнешься?» либо: «А я — также?». Было установлено, что опекуны предрасположены «не отмечать» мощные неприятности собственных детей, даже если это и требует от них больших сил.

Психотерапевт Ирвин Ялом обрисовал Дэвида, обычного парня полутора лет. Дэвид не так давно обучился идти и рвался хватать и изучить все, до чего мог добраться. Когда-нибудь он нашел во дворе безжизненную птицу. По повествованию опекунов, парень смотрелся изумленным и не старался тронуть ее. Потом он жестами попросил, чтобы мать посадила ее на ветку дерева. Когда птица полетела оттуда не наверх, а вверх, Дэвид был готов зарыдать и попросил вернуть птицу назад.

Вы, скорее всего, вовремя делаете малышу прививки, и вам не приходит на ум ожидать, когда он получит натуральный иммунитет, переболев столбняком. Метод ведения подобных разговоров должен напоминать предупредительную вакцинацию: по немножко истины, в соответствии с годами. Цель взрослых – не отгораживать малыша от неминуемой встречи с правдой, а – предоставлять информацию отмерено и помогать ее обрабатывать. Иначе впрочем когда-нибудь «упадет малышу на голову» в полном размере, и это будет для него излишним стрессом. Что необходимо и чего не стоит рассуждать – автономный вопрос, однако так или иначе мы можем осознавать, отчего выбираем любой вариант просвещения на тематику гибели. Для чьего блага делается данный выбор – малыша либо опекуна? Вполне может быть, утверждая, что вы отгораживаете кроху от досрочной травмы, действительно вы просто уходите от малоприятного диалога?

Малыша очень сильно пугает не подробный ответ на вопрос, насколько бы грустно он ни звучал, а безвестность и материнское смятение. Опекунам может представляться, что, «не видя» детских переживаний и здорово реагируя «не в тематику», они передают ребенку собственную веру в самое лучшее. Действительно упорное уклонение расширяться в предлагаемую тему чувствуется не как помощь, как пренебрежение и твердость. Всегда «проваливаясь» в данную бессодержательность, малыш начинает предполагать, что тут и есть одно из ваших слабых мест. И вместо бодрой убежденности в постоянной успешной жизни дуете окунается в неясный непонятный ужас перед чем-нибудь настолько страшным, чего страшатся даже всемогущие взрослые. Учтите: не понимая чего-то, дети выдумывают это, и их домыслы могут быть еще ужаснее, чем впрочем. Не получив решения на взбаламучивающий его вопрос, однако помышляя, что ответ есть, ребенок направляется находить его в другое место. И там он, вероятнее всего, находит вздорные либо зловещие сказки иных детей про ведьм, вампиров, трупов, постоянно находящихся в прохладной земле в предвкушении воскрешения, темную руку либо гроб на колесиках.

***

Сперва – разделяйте собственный ужас гибели от цели ответить чаду на точный вопрос. И первый ответ на него может звучать элементарно. «Скончался – означает данного человека больше нет и никогда в жизни не будет». Дальше – вы придаете конкретику постепенно и с поправкой на возраст. С безбожных позиций гибель похожа на постоянный сон, и к данной метафоре можно уверенно использовать. На все вопросы вроде «Замечает ли он нас?», «Чувствует ли?», «Прибудет ли вновь?» — вы отзываетесь «нет», насколько бы вам ни было больно. И в случае если ребенок хнычет, вы успокаиваете его не повествованиями о постоянной жизни, а поцелуями и объятиями. При стремлении добавьте, что необходимо помнить об отошедших потому, что они проживают в наших думах и мемуарах.

***

Если вы благочестивы, угол, с которого вы предложите малышу смотреть на настоящее положение, будет несколько другим. Однако независимо от того, будете ли вы притягивать в помощь такие мнения, как «рай», «ад» либо «реинкарнация», вы должны помнить, что малыш вопрошает вас как раз про данную жизнь. А данная жизнь после гибели так или иначе завершается. Само собой разумеется, наше материнское ощущение бунтует против того, чтобы малышу, которому мы презентовали жизнь, напрямую сообщить, что данная жизнь – окончательна. Однако в случае, если вы захотите с развеселым вариантом одурачить малыша – вы угодили. Очень скоро наступит день, когда вам не только лишь надо будет поведать ребенку, что постоянной жизни нет, но и – сознаться, что вы соврали.

***

Когда мы разговариваем с собственным не по годам любопытным ребенком, высок искус немного схитрить, ускользнув от трудной либо неприятной темы. Однако не стоит забывать, что в конце концов вы врете только себя. Да, 2-летний ребенок еще чересчур невелик, чтобы без помощи других отсоединять зерна от злак. Он поглощает отданное ему «блюдо», даже не прожевав. Четырехлетка – волнуется, когда ощущает исходящую от матери «необычную пульсацию», а потом, если мать довольно часто бывает неискренна, – научается отстраиваться от собственных разноречивых чувств. И этим самым – изводит в зачатке свою неожиданность и прозорливость. В 5 лет такой ребенок — ас самообмана. Он может «верить» тривиальной лжи, и сам далеко не всегда знает, когда притворяется, когда — говорит истину. Он еще не знает, что в значительных вопросах не верит ни себе, ни материал. Выходит, что безотлагательное удобство многажды покупалось вами в долг, и сейчас – все обязаны платить с процентами.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>